iampolsk: (Default)
 Всего труднее заставить человека поверить в факт, факт его существования. Не то чтобы он не чувствовал, что существует: он чувствует свое дыханье, свое тепло, иногда и чужое, он носит свое тело, в нем проходят мысли, он работает, - вещь рождается у него под руками. Но на сколько верст в окружности существует он, на сколько лет? Смотря кто. Есть диаметр сознания. Интерес к прошлому одновременен с интересом к будущему. Человек из записной книжки Чехова взглянул в окно на похороны: вот ты умер, тебя хоронить несут, а я завтракать пойду. Этот человек, конечно, может сказать и о будущем: вот ты не родился еще, у тебя нет фамилии, а я сейчас завтракать пойду.
iampolsk: (Default)
А судебная ошибка при теперешнем судопроизводстве очень возможна, и ничего в ней нет мудреного. Люди, имеющие служебное, деловое отношение к чужому страданию, например судьи, полицейские, врачи, с течением времени, в силу привычки, закаляются до такой степени, что хотели бы, да не могут относиться к своим клиентам иначе, как формально... При формальном же, бездушном отношении к личности, для того чтобы невинного человека лишить всех прав состояния и присудить к каторге, судье нужно только одно: время. Только время на соблюдение кое-каких формальностей, да которые судье платят жалованье, а затем - все кончено. Да и не смешно ли помышлять о справедливости, когда всякое насилие встречается обществом, как разумная и целесообразная необходимость, и всякий акт милосердия, например оправдательный приговор, вызывает целый взрыв неудовлетворенного, мстительного чувства?
iampolsk: (Default)
We know quite well that [Pascal] was at the time when he received his illumination from God in extremely poor health; but it is a commonplace that some forms of illness are extremely favourable, not only to religious illumination, but to artistic and literary composition. (с)TS Eliot
 
 
iampolsk: (Default)
Bei genauerem Zusehen zeigt sich, daß jede starke äußere Machtentfaltung, sei sie politischer oder religiöser Art, einen großen Teil der Menschen mit Dummheit schlägt. Ja, es hat den Anschein, als sei das geradezu ein soziologisch-psychologisches Gesetz. Die Macht der einen braucht die Dummheit der anderen
iampolsk: (Default)
хорошо сказано: "в безнадежном положении рассудочной асфиксии" (с) эстетические фрагменты

там же: "Вопрос об искренности писателя есть ... попросту вопрос неприличный, в воспитанном обществе недопустимый".
iampolsk: (Default)
Aber wie kann das wirklich sein, dass ich die kleine Resi war und dass ich auch einmal die alte Frau sein werd? Die alte Frau, die alte Marschallin! »Siegst es, da geht die alte Fürstin Resi!« Wie kann denn das geschehn? Wie macht denn das der liebe Gott? Wo ich doch immer die gleiche bin. Und wenn er's schon so machen muss, warum lasst er mich zuschaun dabei mit gar so klarem Sinn! Warum versteckt er's nicht vor mir? Das alles ist geheim, so viel geheim. Und man ist dazu da, dass man's ertragt. Und in dem »Wie« da liegt der ganze Unterschied.

iampolsk: (Default)
... понятие так же мало может быть отрешено от слова, как человек от своей физиономии (с) Шпет, Внутренняя форма слова, 24
iampolsk: (сфинга)
Конструктивный принцип, проводимый на одной какой–либо области, стремится расшириться, распространиться на возможно более широкие области. Это можно назвать «империализмом» конструктивного принципа... Конструктивный принцип стремится выйти за пределы, обычные для него, ибо, оставаясь в пределах обычных явлений, он быстро автоматизуется. (Тынянов, Литературный факт).
iampolsk: (сфинга)
***
Что я сделал? Что сделано к пятидесяти годам? Не знаю, не знаю. Каждую новую работу начинаю, как первую. Я мало работаю. Что будет? Не знаю. Если сохраню бессмысленную радость бытия, умение бессмысленно радоваться и восхищаться – жить можно. Сегодня проснулся с ощущением счастья.
***
Начну теперь новую тетрадь. А вдруг жизнь пойдет полегче? А вдруг я наконец начну работать подряд, помногу и удачно? А вдруг я умру вовсе не скоро и успею еще что-нибудь сделать? Вот и вся тетрадь.
iampolsk: (сфинга)
Так, часто теоретизирования поэтов обнаруживают логическую несостоятельность, ибо являют собой незаконное перенесение, подмен логического хода словесной плетенкою из поэзии в науку, философию.
iampolsk: (сфинга)
Слово получает как бы новую звуковую характеристику, значение зыблется, слово воспринимается как знакомец с внезапно незнакомым лицом или как незнакомец, в котором угадывается что-то знакомое.
iampolsk: (Christine de Pisan)

Фрейд тысячу раз напоминает нам, что сублимация тоже является удовлетворением влечения, хотя, будучи zielgehemmt, заторможенной в направлении цели, она ее, этой цели, не достигает. Удовлетворять влечение это ей не мешает, и притом без вытеснения. Другими словами - в данный момент, скажем, я с вами не трахаюсь, я с вами говорю - так вот, я могу получать от этого удовлетворение точно такое же, как если бы я с вами трахался (с) S XI p. 186.

Не удивительно, что читая такое, министерство образования и науки считает, что преподавателям не следует платить! Но надо строго указать минобру, что этот принцип работает только в отношении хороших студентов.

Далее, впрочем, следует рассуждение, проблематизирующее собственно baiser.

iampolsk: (Christine de Pisan)
Пролетариат - это Христос. Именно он - потому что пролетариат, как и Христос, есть личность - должен дойти до предела страданий и зол, дойти до самопожертвования, должен отдать пот, кровь и в конечном итоге самую жизнь, дабы посредством этой жертвы, этого самоотрицания, отрицания жизни достичь подлинной жизни, где уже не будет места ни конечному, ни частному, достичь жизни целостной, которая и есть спасение... Пролетариат только лишь подменяет собой христианского Бога, а та история, которую он обещает, представляет собой всего-навсего профанную версию священной истории.

... le prolétariat, c'est le Christ. C'est celui - car, comme le Christ, le prolétariat est une personne - qui doit aller jusqu'au fond de la souffrance et du mal, jusqu'au sacrifice de son être, donner sa sueur et son sang et finalement sa vie même, pour parvenir, à travers cet anéantissement complet de soi, à travers cette négation de soi, qui est négation de la vie, à la vie véritable qui laisse là toute finitude et toute particularité, qui est une vie totale et le salut lui-même... prolétariat n'est que la substitut du Dieu chrétien, l'histoire qu'il promeut et va accomplir n'est que la transcription profane d'une histoire sacrée.
iampolsk: (Christine de Pisan)
Маяковский мне говорил несколько раз, по разным поводам, что ничто его не приводит в такое состояние возмущения, гнева и ненависти, как иудофобство.

Роман Якобсон. Будетлянин науки: воспоминания, письма, статьи, стихи, проза /сост., подготовка текста, вст. статьи и комм. Бенгта Янгфельдта. М.: Гилея, 2012. С. 111.

(ах какая книга! как я ее пропустила! хочу такую в подарок!)
iampolsk: (Christine de Pisan)
Яковенко-Шпету:
Очень рад был узнать из Вашего письма, что Гуссерль подлинно хороший человек. (21 января 1915 года).
Густав Шпет: Философ в культуре. Документы и письма / Ответственный редактор Т.Г. Щербина. М.:РОССПЭН, 2012.
(А Виндельбанд всегда был свиньей в ермолке)…. Очень рад я, что ни от Риккерта, ни от Гуссерля, ни от Когена не изошло до сих пор никакого словесно-нравственного зловония. (13 ноября 1914 года, по поводу письма 93х, Там же. С. 82).
iampolsk: (Christine de Pisan)
Истина не может низкой, потому что нет ничего выше истины. Пушкинскому "возвышающему обману" хочется противопоставить нас возвышающую правду: надо учиться чтить и любить замечательного человека со всеми его слабостями и порой даже за самые эти слабости. Такой человек не нуж­дается в прикрасах. Он от нас требует гораздо боле трудного: полноты понимания.
iampolsk: (Christine de Pisan)
Решающее значение для человека имеет то, каким образом он переживает ситуацию крушения: остается ли оно для человека скрытым и только фактически в самом конце захватывает его, или же человек в состоянии видеть его неприкрытым как постоянную границу своего существования в каждый данный момент; хватается ли он за иллюзорные решения и успокоения, или же честно хранит молчание перед тем, что не поддается объяснению. То, как испытывает он свое крушение, лежит в основании того, кем становится человек.
iampolsk: (Christine de Pisan)
Philosophie ist nur da, um überwinden zu werden (S. 232).
iampolsk: (Christine de Pisan)
Um dieselbe Zeit schien ich mir wie unauflösbar eingekerkert in meine Philologie und Lehrthätigkeit – in einen Zufall und Nothbehelf meines Lebens –: ich wußte nicht mehr, wie herauskommen, und war müde, verbraucht, vernutzt.

Приблизительно в это время мне почудилось, что я навсегда заключен в темницу моей филологической и преподавательской деятельности - в случайность и подспорье мой жизни: я уже не знал, как мне выбраться, и чувствовал себя усталым, измотанным, истощенным (пер. Шурбелева).
iampolsk: (Christine de Pisan)
Человека, с которым мы вместе, охватывает печаль. Разве дело только в том, что этот человек переживает состояние, которого у нас нет - а в остальном все остается по-старому? Что здесь происходит? Опечалившийся человек замыкается в себе, становится недоступным, не проявляя при этом никакой резкости по отношению к нам; он просто недоступен и все. Тем не менее мы с ним вместе, как обычно, может быть, даже чаще, чем обычно, и ведем себя еще предупредительнее. Да и сам он нисколько не изменяется в своем отношении к вещам и к нам. Все как обычно, и все-таки по-другому, причем не просто в том или в этом отношении: то, что мы делаем и ради чего стараемся, не потерпело никакого ущерба, но то Как, в котором мы вместе, уже другое... он вовлекает и нас в то, как он есть сейчас, без того, чтобы мы и сами были печальными. Бытие-друг-с-другом - наше вот-бытие - другое, перенастроенное.

(GA 29 §17 перевод Шурбелева)

Profile

iampolsk: (Default)
iampolsk

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
1011121314 1516
1718 1920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 07:46 am
Powered by Dreamwidth Studios