iampolsk: (сфинга)
Конструктивный принцип, проводимый на одной какой–либо области, стремится расшириться, распространиться на возможно более широкие области. Это можно назвать «империализмом» конструктивного принципа... Конструктивный принцип стремится выйти за пределы, обычные для него, ибо, оставаясь в пределах обычных явлений, он быстро автоматизуется. (Тынянов, Литературный факт).
iampolsk: (сфинга)
Так, часто теоретизирования поэтов обнаруживают логическую несостоятельность, ибо являют собой незаконное перенесение, подмен логического хода словесной плетенкою из поэзии в науку, философию.
iampolsk: (Christine de Pisan)
В феноменологической редукции есть нечто занимательное: выключая генеральный тезис, отворачиваясь от существования мира, я обрекаю себя на своего рода искусственную слепоту - но именно эта слепота и делает меня зрячим к миру как универсуму смыслов. Прямо как Эдип, который становится зрячим только после того, как вырвал себе глаза.
iampolsk: (Christine de Pisan)
Решающее значение для человека имеет то, каким образом он переживает ситуацию крушения: остается ли оно для человека скрытым и только фактически в самом конце захватывает его, или же человек в состоянии видеть его неприкрытым как постоянную границу своего существования в каждый данный момент; хватается ли он за иллюзорные решения и успокоения, или же честно хранит молчание перед тем, что не поддается объяснению. То, как испытывает он свое крушение, лежит в основании того, кем становится человек.
iampolsk: (Christine de Pisan)
Philosophie ist nur da, um überwinden zu werden (S. 232).
iampolsk: (Christine de Pisan)
Человека, с которым мы вместе, охватывает печаль. Разве дело только в том, что этот человек переживает состояние, которого у нас нет - а в остальном все остается по-старому? Что здесь происходит? Опечалившийся человек замыкается в себе, становится недоступным, не проявляя при этом никакой резкости по отношению к нам; он просто недоступен и все. Тем не менее мы с ним вместе, как обычно, может быть, даже чаще, чем обычно, и ведем себя еще предупредительнее. Да и сам он нисколько не изменяется в своем отношении к вещам и к нам. Все как обычно, и все-таки по-другому, причем не просто в том или в этом отношении: то, что мы делаем и ради чего стараемся, не потерпело никакого ущерба, но то Как, в котором мы вместе, уже другое... он вовлекает и нас в то, как он есть сейчас, без того, чтобы мы и сами были печальными. Бытие-друг-с-другом - наше вот-бытие - другое, перенастроенное.

(GA 29 §17 перевод Шурбелева)
iampolsk: (Christine de Pisan)
Подумай, неужели человек, который живет только своими внутренними интересами, для которого собственное творчество дороже всего, что для такого человека может иметь значение лень? Да, может, это - естественная реакция духовного организма, сон духа, который так же необходим, как сон физический, и при котором точно так же, как и в физическом сне, продолжается бессознательная работа! Может быть, именно напряжение преодоления этого было бы только пагубно, потому что что-то не было бы доведено до своего естественного конца, не было бы доношено, не созрело бы. Творчество ведь тоже свободно и не терпит сроков и спешки, а ведь что значит тут лениться, как именно не спешить? Или ты думаешь, что эта лень одного порядка с ленью приготовишки? ... Разве это не лень, что Шестов в теч[ение] лет не написал ни строки, Гуссерль за 14 лет не нашел время исправить свою книжку и уже два года не выпускает свое 6-ое исследование, таких примеров я тебе приведу тысячи! (Г.Г. Шпет к Н.К. Шпет, Göttingen, Groner Ch., 25 июня (8 июля) 1914 года)
iampolsk: (Christine de Pisan)
Вот работаешь, работаешь, пытаешься очеловечить этого злополучного Мариона, и вдруг читаешь, что исходная функция "Исповеди" заключается в том, чтобы быть машиной, вызывающей confessio у читалей (une machine à faire faire une confessio, ALS 71). Конечно, ведь на стороне благодати все должно происходить сугубо машинальным, автоматическим образом. Там где риск - там и грех.
О несмысленные католики etc.
iampolsk: (Christine de Pisan)
Посредством революции можно, пожалуй, добиться устранения личного деспотизма и угнетения со стороны корыстолюбцев или властолюбцев, но никогда нельзя посредством революции осуществить истинную реформу образа мыслей; новые предрассудки, так же как и старые, будут служить помочами для бездумной толпы.

Несовершеннолетие по собственной вине -- это такое, причина которого заключается не в недостатке рассудка, а в недостатке решимости и мужества пользоваться им без руководства со стороны кого-то другого.

Леность и трусость -- вот причины того, что столь большая часть людей, которых природа уже давно освободила от чужого руководства, всё же охотно остаются на всю жизнь несовершеннолетними; по этим же причинам так легко другие присваивают себе право быть их опекунами. Ведь так удобно быть несовершеннолетним! Если у меня есть книга, мыслящая за меня, если у меня есть духовный пастырь, совесть которого может заменить мою, и врач, предписывающий мне такой-то образ жизни, и т. п., то мне нечего и утруждать себя. Мне нет надобности мыслить, если я в состоянии платить; этим скучным делом займутся вместо меня другие.
iampolsk: (Christine de Pisan)
Цицерон: "я охотнее готов заблуждаться вместе с Платоном, чем разделять истину с нынешними знатоками" (Тускуланские беседы, I, 39-40). Арендт комментирует:
"Смелое, даже возмутительно смелое заявление, особенно потому, что оно касается истины [а не красоты]... Римская humanitas применима к тем, кто свободен во всех отношениях, для кого вопрос об свободе, об отсутствии принуждения, является решающим - даже в философии, в науке, в искусстве. Цицерон говорит: в том, что касается моей приверженности людям и вещам, я не хочу испытывать никакого принуждения - даже истиной, даже красотой" (Between Past and Future 222).

Это рассуждение выглядит особенно убедительно, если записать его в виде "я охотнее готов заблуждаться вместе с Сашей Бородаем, чем разделять истину с Госдепом" (ну или "я охотнее готов заблуждаться с Обамой, чем разделять истину с Министерством Обороны РФ", один хрен). Нет никакого сомнения в том, что за отсутствием доступа к абсолютной истине именно так мы и рассуждаем de facto, но раньше я не знала, что в этом проявляется наш высокий гуманизм.
iampolsk: (Christine de Pisan)
Листаешь мелких аналитических философов и думаешь: какой детский сад, журнал Космополитэн или girls-only поаналитичнее будет. А потом наконец выдадут тебе книжку отцов-основателей, того же Остина, и сразу находишь интересненькое про обсессию возникает родное ощущение: "берешь в руки - маешь вещь". Примерно то же самое было на вчерашнем балете: смотришь на кордебалет и всех этих балерин второй свежести в па-де-труа и скучаешь, но вот наконец выходит прима и летит как пух из уст Эола. Правильно говорил мне ВИ Молчанов, великий и могучий: "Аня, не читайте перед обедом советских газет вторичную литературу, собьете себе видение".

Читающий да разумеет: кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет.
iampolsk: (Christine de Pisan)
I assumed for а long time, despite the number of reservations I had about Austin’s theory of constative and performative speech acts, that the performative speech act was a way of producing an event. I now think that the performative is in fact a subtle way of neutralizing the event. As long as I am to speak performatively, I have to do this under certain conditions, conventions, conventional conditions. I have the ability to do this and to produce the event by speaking. That is, I can or I may master the situation by taking into account these conventions, I may open the session, for instance. I may say “yes” when I get married, and so on. But because I have the mastery of the situation, my very mastery is a limitation of the eventness of the event. I neutralize he eventness of the event precisely because of the performativity...

This event [the death of Derrida’s mother] could not be produced by a speech act. What characterizes an event is precisely that it defeats any performativity, beyond any performative power. … The interest we are taking in speech act theory in the academy perhaps has to do with the illusion that, by using performative utterances, we produce events, that we are mastering history. The event is absolutely unpredictable, that is, beyond any performativity.
iampolsk: (Christine de Pisan)
Сообщение, с которым мы имеем дело в литературе, не есть просто отсылка писателя к значениям, которые a priopri составляют часть человеческого духа: скорее эти значения оказываются чем-то вызваны, спровоцированы какой-то явной или неявной причиной. У писателя мышление не управляет языком извне: писатель сам подобен новой идиоме, которая выстраивается, изобретает средства выражения и приобретает различные формы в соответствии со своим собственным смыслом. То, что называется поэзией – это, быть может, лишь та область литературы, где эта автономия выставляется напоказ. Равным образом и всякое значительное прозаическое произведение есть воссоздание означающего инструмента, которым отныне можно начать пользоваться в соответствии с новым синтаксисом. Проза жизни ограничивается тем, что c помощью общепринятой системы знаков затрагивает значения, которым уже нашлось место в культуре. Великая проза есть искусство уловить смысл, который прежде никогда не был объективирован, и сделать его доступным всем, кто говорит на данном языке. Писатель пережил сам себя, если он более не способен обосновать новую всеобщность [смысла] и пойти на риск ее передачи. Похоже, что и другие институции перестают существовать, если они оказываются неспособны нести в себе поэзию человеческих отношений, то есть призвать каждого к свободе для всех (с) Мерло-Понти
iampolsk: (Christine de Pisan)
«Непорочность прямодушных будет руководить их, а лукавство коварных погубит их» (Пр. 11, 3). Левинас истолковывает этот стих так: «Прямодушие, о котором тут идет речь – это не норма поведения, но норма познания. Субъективность прямодушного принимает за истину то, с чем прямодушный заключил завет, предшествующий проявлению этой истины в мышлении.  Вот куда ведет логическое прямодушие субъективности: непосредственное отношение с истинным, исключающее предварительное исследование его содержания, исключающее предварительное исследование представления о нем – другими словами, принятие Откровения – может быть лишь отношением с личностью, с Другим. Тора дана в Свете чьего-то лика. Эпифания другого есть ispo facto моя ответственность по отношению к Другому: видеть другого значит отныне иметь обязательства по отношению к нему» (QLT P. 103).

Все прекрасно, но очень хочется отредактировать синодальный перевод. Руководить ими, а не их! я уж не говорю о прочем.
iampolsk: (Christine de Pisan)
...a phenomenologist thinks that the desire of explaining everything ... means the danger of understanding nothing at all (Jean Hering).
iampolsk: (Christine de Pisan)
Многовоспетая "академическая свобода" из немецкого университета изгоняется; ибо эта свобода была неподлинной, потому что лишь отрицающей. Она означала преимущественно неозабоченность, произвольность намерений и склонностей, несвязанность в действии и бездействии. Понятие свободы немецкого студента возвращается теперь к своей истине. Из нее развертываются впредь связанность и служба немецкого студенчества. Ну и далее про необходимость служить в армии и ездить на картошку. Короче я чувствую, нам тоже картошку скоро вернут. Как, так сказать, возможность приникнуть к почве и судьбе.
iampolsk: (Christine de Pisan)
Философские факультеты закрываются не только у нас в России и конкретно в РГГУ, но и в других странах, это мировой тренд. Философия в университетах больше никому не нужна - но не (только) потому, что ее плохо преподают, а потому, что изменилась сама концепция высшего образования. Университетское образование, с одной стороны перестало быть тем, что называется Bildung - формированием человека как личности, как индивида, способного к собственным мыслям и действиям - налогоплательщик вовсе не собирается платить схоластикам (слово, как известно, обозначает бездельника) из своего кармана. Высшее образование (ставшее де факто всеобщим) теперь выполняет совсем иные цели, а именно а) селекцию на обучаемых и необучаемых (роль диплома именно в этом - доказать потенциальному работодателю свою обучаемость) б) обучение различным навыкам, skills. Философы же, которые учат, что знание отличается от правильного мнения - да и чем? тем, что "присуще душе"? бред какой - и что добродетели не научиться тем же методом, что и игре на кифаре (то есть это не skill - а если так, то зачем оно нужно?) выглядят в новой концепции образования неприятными дураками, неспособными приспособиться к ситуации. Вы скажете, что философ учит отвечать на вопросы "1. Что я могу знать? 2. Что я должен делать? 3. На что я смею надеяться? 4. Что такое человек?", то общество налогоплательщиков (в лице своих вождей) считает, что ответы на эти вопросы общественной ценности не имеет, а кому интересно - тот пусть обращается к психологам. Фигура психолога - частного "механика души", который время от времени подправляет ее сбои, мешающие успешному участию в производстве и потреблении - вполне заменила фигуру философа как публичного деятеля, который имеет дело не только с отдельными личностями, но и с обществом в целом. И заметьте, что хотя в РГГУ лишили бюджетных мест не только философов, но и психологов - таракан не ропщет, потому что польза психологов обществу доказывается тем, что люди несут им свои заработанные копейки, а значит, студенты могут позволить себе обучаться платным образом в расчете на будущие заработки. А за обучение философии люди частным образом платить не хотят, и поэтому сколько бы мы не ныли, что нету в Афинах ничего ценнее нашего факультета, это все пустые слова. Спрос определяет предложение.

Ну и можно добавить, что в нынешней российский ситуации, когда слово "политический" стало употребляеться в значении "субверсивный", философы особенно не нужны.

Profile

iampolsk: (Default)
iampolsk

July 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 01:00 pm
Powered by Dreamwidth Studios